"Алеша, так нельзя…"

Бывший директор Череповецкого меткомбината Юрий Липухин впервые публично рассказал, как была приватизирована "Северсталь".

Впрочем, статья Павла Хлебникова (автора нашумевшей книги "Крестный отец Кремля" о Березовском) в первом номере русской версии делового журнала "Forbes" открытием для людей, посвященных в тему, не стала.

О том, как ЧМК ушел в частные руки, в свое время писали даже череповецкие издания, тогда еще не подконтрольные металлургам.

Но едва год назад череповецкая газета "Октябрьский мост" попыталась напечатать серию очерков "Так закалялась "Северсталь" (автор - журналист Сергей Кононов) об истории приватизации комбината, как после первой же (и ставшей последней) публикации на издание жестко надавили сами понимаете откуда. Причем Кононов не скрывал, что факты черпал из открытых источников - прессы прошлых лет. Просто времена изменились.

Статью из "Forbes" "Стальная хватка", вполне безобидную, перепечатала даже "металлургическая" "Речь" (с сокращениями). Юрий Липухин с горечью рассказывает американскому журналисту: "Я доверил приватизацию комбината Алексею, и это была моя ошибка (здесь и далее цитируем "Forbes"). Потому что в один прекрасный момент он стал совершенно другим человеком. Он оказался не хозяин своему слову".

Особенно обижаться экс-директору, в общем-то, не на что. Липухин сам приблизил молодого экономиста Мордашова, назначил его директором по финансам и экономике, доверил решение важнейшего вопроса - приватизации. И обеспечил для последнего все условия. Алексей Мордашов оказался в нужное время в нужном месте, произвел благоприятное впечатление на "мастодонта" и, оценив ситуацию, занял его место.

Мало того, Липухин в 1997-м году даже стал крестным отцом Алексея Александровича, когда тот надумал покреститься.

Через дочернюю фирму "Северсталь-Инвест" топ-менеджеры комбината скупили львиную долю акций. Причем скупка происходила за счет средств предприятия, а угодили акции во вполне конкретный карман. "Северсталь-Инвесту" отпускался металл по низким ценам. Доход от перепродажи шел на скупку ценных бумаг.

"Практически я торговал сам с собой, - говорит Липухин. - Цены я мог устанавливать любые, понимаете? Я, конечно, видел, что это чистейшая… что это фиктивная работа, не совсем правильная коммерция. Однако я контролировал действия этой фирмы, обеспечивал ее товаром и кредитами, защищал от контролирующих организаций, от налоговой инспекции, министерств, валютного контроля". Кроме того, комбинат выделял "дочке" и огромные кредиты.

Рабочим тем временем задерживали зарплату, и они продавали акции, в дивиденды от которых мало кто верил. Да и за последние, благополучные годы, акционеры могут вспомнить несколько всплесков ажиотажного спроса на ценные бумаги "Северстали". Кто ж виноват, что "собственник" продает свою долю, пусть и мизерную, соблазнившись сиюминутной выгодой? Китайскими видиками - тогда, квартирами и автомобилями - сейчас.

В несколько заходов Мордашов и команда молодых амбициозных менеджеров отстранили "красного директора" от управления. "Весной 1999 года он самовольно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали "Северсталь-Инвесту", - рассказывает Липухин. - Я к нему подошел и сказал: "Алеша, так действовать нельзя". Его ответ был предельно коротким: об этом нигде не написано".

В результате на сегодня Мордашов контролирует более 80% акций, состояние его оценивается в 3,5 млрд. долларов. Липухин, лишившись власти, но не достатка, уехал в Канаду, где живет его сын. Сейчас бывший руководитель "Северстали" часть года проводит в Северной Америке, часть - в Сочи, где инвестирует в недвижимость.

Оказывается, Юрий Липухин и сейчас следит за работой ставшего родным завода, и его состояние удручает "красного директора". "У меня была стратегия - развивать комбинат, восстанавливать производство, улучшать экологию, - говорит Липухин. - Но Алексей считал это гиблым делом. Развитие комбината было свернуто, и началось бог знает что".

И еще цитата. "Доменная печь номер четыре стоит, коксохимическое производство в тяжелом состоянии, сортопрокатный цех дает треть того, что может дать, - жалуется он. - Сегодня комбинат производит на 3 млн. тонн проката меньше, чем в 1990 году, хотя страна испытывает острую нехватку металла - цены на металл в России чуть ли не самые высокие в мире".


(с) Антон Шведов

                                      

(с) газета "Премьер", Вологда, www.premier.region35.ru .

Фото: "Крестный отец" Мордашова - Юрий Липухин (слева) вряд ли предполагал, что сообразительный управленец оттеснит его широким плечом.

Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100                          ДОМОЙ           СТАТЬИ            ФОТО           ССЫЛКИ