СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ

Глуповецкий мэр Нишгук проснулся. Как обычно, ломило голову, болело тело, мучила жажда. Но было и кое-что новенькое. Мэр обнаружил себя в клетке. К тому же, руки и ноги цепями были прикованы к прутьям клетки, а рот и нос закрывал металлический намордник.

Следовало разобраться, как он оказался в положении таком. Но вначале требовалось опохмелиться. В комнате, кроме клетки, стоял стол и диван, на котором спал мужик какой-то, на столе стояли бутылки.

Нишгук зарычал. Мужик не обратил на это внимания. Нишгук зарычал громче и забрякал цепями. Мужик проснулся и поднял голову. Нишгук указал перстом на бутылки и произнёс
- Буль-буль!

Мужик лениво встал, взял бутылку и молча подошёл к клетке. Нишгук признал в нём Епифанова охранника Абрама. Абрам через прутья клетки и намордника сунул в нишгуков рот соломинку, второй конец которой опустил в бутылку.

Это непросто - высосать через соломинку бутылку водки, но Нишгук справился. Громко пукнув в знак благодарности, он сел на парашу и звонко помочился сквозь штаны костюма. После чего уселся на металлический стул, сделанный на Епифановой мануфактуре (а другой мебели в клетке и не было, да и стул был приварен к клетке), и попытался вспомнить, а что было вчера.

Вспомнилось только начало лихого кутежа в Епифановом дворце № 3. За что его посадили в клетку - Нишгук вспомнить не мог. Зато вспомнил первое своё ограничение свободы. За точный плевок в лысину губернатора на приёме в Епифановом дворце № 1 ему заклеили скотчем рот.

Позже стали надевать наручники в мэрии, чтобы его заместители и депутаты не страдали от метко швыряемых Нишгуком бутылок, телефонов и прочей мелочи... Потом к наручникам добавились наножники и намордник. На разбитые автомобили и задавленных Нишгуком горожан смотрели снисходительно - сами и виноваты, мэру дорогу следует уступать. Но когда во время следования на губернаторскую охоту Нишгук спьяну попытался отобрать управление у пилота вертолёта, - его впервые посадили в клетку.

Клетки были изготовлены позже на Епифановой мануфактуре в достаточном количестве, и Нишгука стали транспортировать только в них, перегружая клетку с мэром автокраном. Поначалу это тяготило мэра, но ему было приятно, когда во время записи интервью в клетку сажали уже оператора с камерой и корреспондента ТВ. А потом - привык.

Незаметно для себя Нишгук уснул. Проснулся от того, что его пихали палкой. В окружении охраны возле клетки стоял Епифан - одноклассник Нишгука, местный олигарх.
- Огежка, хватит, ты отмэрил. Я другого мэра назначил. Будешь охранять мой дворец.

Охрана отперла клетку, расковала бывшего мэра, надела на него ошейник и отвела к конуре во дворе, и у конуры уже Нишгук был вновь посажен на цепь.

Через месяц Нишгук порос шерстью и стал бегать на четвереньках. И сейчас бегает, и вполне сам собою доволен: какой ещё собаке трижды в день вместе с едой приносят откупоренную бутылку водки со вставленной в горлышко соломинкой?

    Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100     НОВОСТИ     ДОМОЙ           СТАТЬИ         ФОТО      ССЫЛКИ          ЛИТЕРАТУРНЫЙ РАЗДЕЛ