ЕЩЁ О ЧЕРЕПОВЕЦКИХ С М И

    Нашёл в Сети раздел сайта САМИЗДАТ, автор которого - череповчанин, профессиональный психолог Игорь Васюков. Там много материалов по новейшей истории Череповца, и всё те же действующие и бездействующие лица. Ниже фрагмент статьи (с) И. Васюкова "АО "Северсталь" как мощная пропагандистская машина". (с) vil@tchercom.ru.

   ". . . Однако, в 1994 году, когда бывший ЧМК активно приватизировался и в действие вступил его знаменитый насос по откачке денег и акций под названием "Северсталь-инвест", возглавляемый Алексеем Мордашовым, все резко изменилось.    Работа "Северсталь-инвеста" с самого начала пошла тогда довольно тяжело и сопровождалась серьезными трениями с налоговыми органами. Вплоть до судебных санкций против этого предприятия. При этом местная пресса, где особенно выделялась старейшая в городе газета "Речь" однозначно встала на сторону налоговиков и дала бизнесменам столь нелестные характеристики, что те даже отказывались встречаться для получения интервью с корреспондентами этой газеты. 
     Однако сладость вкуса власти над бизнесом длилось для газетчиков и других видов СМИ недолго. С этого же примерно времени над редакциями основных череповецких СМИ пронеслась настоящая приватизационная буря, закончившаяся тем, что, постепенно, раз за разом, контрольный пакет акций этих изданий оказался в руках либо металлургов, либо других структур (например "Соколбанк" купил таки закоперщицу демократических поползновений в городе газету "Речь" и зажал ей рот!), однако позже передавших свои пакеты более сильным, т.е. владельцам АО "Северсталь". Большого сопротивления покупателям со стороны журналистов особо не последовало. Наоборот, получив живые деньги, они так возрадовались, что даже покупали себе квартиры, машины, обзаводились семьями для обстановки, благоразумно посчитав, что журавль в руке гораздо приятнее какой-то абстрактной свободы в небе. Тем более что свободы тогда они уже накушались, а ничего, кроме резкого падения тиражей особого и не имели, т.к. реально в газетной экономике и менеджменте не разбирались и особо учиться тоже не хотели. 
   Получив в свои руки власть над прессой, металлурги, поначалу, похоже, и не знали, что с ней делать. Как говорится, лежит себе и кушать не просит. Журналисты работали в том же режиме, в сторону новых хозяев, понятно, особо не лаяли, но думали, наверное, что ловко их обвели. И акции продали, и материальную помощь получили, и места теплые сохранили. 
Момент истины, наступивший за день парламентских выборов 1995 года, однако, заставил их резко пересмотреть свои взгляды на свое положение. В последний день агитации, за день до непосредственно самих выборов курировавший "северсталиевский агитпром" в то время Валерий Сикорский в жесткой форме запретил главному редактору телестанции "Канал-12" демонстрировать в прам-тайм фильм о депутате Госдумы 1993-95 годов Василие Ковалеве и потребовал поставить фильм о консолидированном кандидате металлургов Викторе Ануфриеве. Главред, харизматическая для того времени в Череповце личность, Евгений Марков требованию внял, но во всеуслышание заявил тогда о своем протесте против такого диктата. Место свое он вскоре потерял и постепенно был вытеснен за рамки пресс - холдинга АО "Северсталь", но результат предвыборной компании оказался тогда для металлургов просто катастрофическим. Имея на своем счету всего 200-300 рублей (по ценам советского времени) взносов членов партии, первое место, только за счет грамотной работы с избирателями и их жажды определенного реванша, занял секретарь обкома КПСС, преподаватель политологии ЧГУ Александр Пономарев. Металлурги же, с их не мерянными миллиардами и огромным, но неэффективным агитпропом, оказались, как нынче говорят, в самой глубоко ж… 

Монополька 

     К чести металлургов, они сделали правильный вывод из поражения и поняли, что железным лбом политическую и символическую реальность нынче не прошибешь. И в этом направлении надо усиленно работать. И не абы как, а профессионально. С 1996 года металлургами последовательно выполнялась стратегическая линия на монополизацию всех ключевых информационных потоков в городе и области, жесткий системный контроль над ними, работу с важнейшими целевыми группами, в значительной степени определяющими жизнь в нашем регионе (например, с пенсионерами, администрацией области, законодательными и представительными органами), работу над формированием позитивного образа Алексея Мордашова и всех основных членов его команды, символическое освоение действительности, выражаемое, прежде всего, в формировании новых корпоративных мифов и подключении новой реальности и ее носителей к старым, носящим положительный оттенок еще социалистической гуманности и мягкости трудовым отношениям. 
     Среди последних, например, отметим, что имидж нового, молодого и энергичного лидера корпорации Алексея Мордашова всегда увязывался с обликом старого директора Юрия Липухина, как бы по наследству передавшего ему власть, что не только придавало Мордашову соответствующую легитимность, законность его деятельности на предприятии в качестве первого лица (в 96 году Мордашов безконфликтно сменил Липухина на посту генерального директора), но и оттеняло его многочисленные, навеянные воспитанием и особенностями личности недостатки в глазах общественности. Не имевший опыта жизни в социалистическом хозяйстве, эгоистичный и жесткий Мордашов на фоне Липухина заметно приобретал так необходимые руководителю бывшего советского завода более человеческие черты и набирался мудрости. Думаем, что часть взглядов и элементов работы с персоналом Алексей Мордашов перенял у Липухина на самом деле, т.е. реально обеспечив определенную преемственность поколений власти на ЧМЗ-ЧМК-АО "Северсталь" 
     Когда за дело пропаганды АО "Северсталь" взялся старый партийный волк, нынешний директор социально-бытового комплекса Г. Швецов, а затем подключился, принятый в штат предприятия социолог, кандидат наук Дмитрий Афанасьев, тоже имевший опыт партийной идеологической работы, создавший на предприятии сначала отдел социологии, а затем целое управление информации и связей с общественностью, включавшее в себя аналитический центр, пресс-службу и газету "Череповецкий металлург", агитпроп "Северстали" стали приобретать весьма внятные, системные и внушительные черты. Целых 3 года представитель "Северстали" исключительно доминировали в политическом пространстве города и области, целыми пачками поставляя в политические кресла любого уровня тех людей, кого считали нужными и достойными этого звания. Не выдержал такого давления не только престарелый агитпроп КПРФ, но, даже, обладавшая в 96 огромным влиянием и деньгами группа директора АО "Аммофос" Валерия Бабкина, отличавшегося большим апломбом и даже манией собственного величия, потерпела в те годы сокрушительное поражение на политическом фронте. 
     Постепенно агитпроп АО "Северстали" стал выходить за ставшие ему тесными рамки СМИ и местной политики. Большее внимание стало уделяться имиджу предприятия среди горожан, их целевых групп, а также имиджу предприятия на областной и российской арене. В лучших традициях советской школы пропаганды предприятие стало выстраивать вокруг себя событийную и символическую среду. С одной стороны в эту новую систему вошли элементы атрибутики: фирменный и товарный знак, гимн, флаг и т.п. С другой стороны предприятие стали сопровождать многочисленные театрализованные праздники, центральное место среди которых прочно занял традиционный июльский карнавал, проводимый в честь Дня металлурга, всегда отличающийся поистине грандиозным масштабом и профессионализмом исполнителей. Успехи предприятия стали сопровождать успехи его художественных коллективов и спортивных команд, вершинами которых стали Русский национальный театр АО "Северсталь" и хоккейная команда, носящая то же имя и спорившая теперь уже исключительно за место в тройке лучших команд России. Понятно, что не обошлось и без пантеона героям новой эпохи. Правда, среди них, теперь фигурировали не передовики производства (хотя и о них не забывали), а молодые честолюбивые менеджеры предприятия, ставившие перед собой самые высокие карьерные задачи, победительницы традиционного корпоративного конкурса красоты "Мисс "Северсталь", спортсмены – чемпионы, члены Совета директоров и, особенно, сам Алексей Мордашов, образ которого к началу третьего тысячелетия выглядел абсолютно непорочным и напоминал несколько модифицированный и вылизанный до стерильной чистоты образ этакого национального промышленного Мессии, призванного вытащить российскую экономику, если не оттуда, где она все время была, то хотя бы в цивилизованный мир, с его Валютным фондом и ВТО. 
     И подобная эйфория длилась фактически до 2001 года, когда "Северсталь", заметно окрепнув и получив в 2000 году невиданные до сих пор колоссальные прибыли, стала диверсифицировать свой бизнес и начала подминать под себя в российской экономике все, что ей было нужно и, может быть, ненужно, и все, что до сих пор плохо лежало в карманах у не самых радивых и удачливых хозяев. 

Информационные и психологические войны 

     Однако советская пропаганда на то есть советская пропаганда, что ее отличают определенные существенные недостатки. Самыми существенными недостатками "северсталиевского" агитпропа стали к концу 90- годов его принципиальный монологизм и официоз. Все что делал Алексей Мордашов и его кол леги изначально называлось правильным. И все, как бы, должны с этим были соглашаться и дружно хлопать в ладоши. Однако, так не получилось. Вкусившие все же "яда свободы" некоторые недовольные монополией "Северстали" группировки начали потихоньку бузить . . ."

                                (с) И. Васюков      vil@tchercom.ru.

                Рейтинг@Mail.ru            ДОМОЙ           СТАТЬИ            ФОТО           ССЫЛКИ