ДЕМОКРАТИЯ ПО СЕВЕРСТАЛЕВСКИ


Всякое применение закона предполагает в душе применяющего - живое творческое правосознание (правовое разумение и правовую совесть). И вот, в этой сфере не должно быть места никакой корысти, никакой кривизне, или, как выражала это русская летопись, - никакому "воровству" и "малодушию": ни взятке, ни косвенной личной выгоде, ни классовому интересу, ни родству, ни льстивому прислуживанию, ни потачке, ни укрывательству.
Грядущей России нужен не произвол, не самодурство и не административная продажность, а правопорядок, утверждаемый живым и неподкупным правосознанием.
Иван Ильин. «О грядущей России».

ЧТО ДЕЛАТЬ, КОЛЬ РОЖА КРИВА?


    Такова уж у нас, у россиян натура - искать всегда и во всем виноватого. Ругаем все и всех. Разносим почем зря прежних правителей, негодуем на нынешних реформаторов. Смотримся в зеркало, видим там кривую рожу - опять зеркала виноваты.
    У нас демократия: простор мыслей, плюрализм мнений! Радуемся как дети и рукоплещем одемократившимся краснобаям. Вот только где эти самые мысли и мнения? Смотрим на мир с высоты совковского мировоззрения, повторяем милостиво преподнесенные из когда-то гадкой заграницы штампы. Оглядываемся назад, скребем затылки. А уже позади и рыжковские предприятия-дочки, и чубайсово-гайдаровские рукоделия-прихватки, и ельциновские шалости. И уже сегодня монтер дядя Вася знает, что его, рядового акционера, голого и обманутого, может просто так выкинуть с родного предприятия другой акционер Юрий Викторович, когда-то покинувший обойму красных директоров. Он уже прочувствовал, что дочернее предприятие создано не для пополнения рабочих мест, а для перекачки его же денег в карман приближенного к "папе-директору" вихрастого мальчика Леши. Обидно дяде Васе, что когда-то затюканный, хиленький школяр по воле погонщика-реформатора, развернувшего караван в другую сторону, становится главным верблюдом и плюет в его, дяди Васину рожу, и называет его, дядю Васю, быдлом. И плачет от обиды дядя Вася в подушку, и ругает обидчика в комбинатовской курилке. А может быть, прав раздувающий щеки генеральный верблюд? И быдло оно и есть - быдло, что с ним церемониться? Безмолвная, покорная, терпеливая рабсила, рабочий скот без мыслей и без мнения?


ЧУР, МЕНЯ!


    Далеко позади скандально-известная забастовка на ОАО "Северсталь". Тогда свободные профсоюзы основным требованием к работодателю выдвинули требование о погашении задолженностей по заработной плате. Много утекло воды с декабрьских событий, вот только в тихом омуте остались все те же черти, и творят они все те же козни, но еще с большими изощрениями.
    Все те же задержки заработной платы, но уже с более значительными сроками: заморожены июльская и августовская, многим работникам комбината не выдана июньская зарплата. Зато еженедельный 150-рублевый допинг на поддержание штанов помогает еще как-то удержать нарастающее недовольство металлургов. Но надолго ли? Чиновники уже открыто издеваются над рабочими. Сытые лица с телевизионных экранов, уговаривают металлургов потерпеть, и рассказывают, как сами они живут на 150 рублей. В цехах работягам выдают 500-рублевые купюры на троих. И бегут эти "трое" к пивным ларькам, принося потом разгневанным женам жалкие остатки от подачки.
    Крутятся денежки во всевозможных банках, согревая душу финансовым воротилам. Выжидают предприимчивые директора, загнанные когда-то в валютный коридор, роста доллара. Даже предстоящая индексация их не страшит. Благо, задержанную летнюю зарплату им индексировать не придется, а через полгодика можно будет кинуть жалкие обесценившиеся деньги заждавшимся рабочим.
    Покрылось былью хваленое мордашово-журавлевское соглашение о погашении задолженностей по заработной плате. Забыты призывы лидеров свободных профсоюзов - объединиться и потребовать от работодателя положенного. Возможно сегодня многие металлурги, получая 150 рублей, и сожалеют о том, что не поддержали в декабре забастовщиков. Но вряд ли кто-то из них стыдится, что спрятался за спины нескольких сотен из 50-тысячного коллектива отчаянных людей, не побоявшихся встать против мощного механизма административно-командной системы.
    Сегодня на ОАО "Северсталь" идет настоящая расправа над возмутителями директорского спокойствия. Против свободного профсоюза ведется нескрываемая война. Ломают голову над новыми методами борьбы со свободнопрофсоюзной заразой. Ретивая свита не брезгует ни чем. В ход идут и уговоры, и угрозы, и подкуп, и наказания, и клевета, и шантаж. Быть членом свободного профсоюза стало просто опасно.
    Это настоящая война, и ведется она не в тиши кабинетов, а на виду у политиков-популистов, у государственных чиновников, у правоохранительных органов. Боевые действия против рабочих и альтернативных профсоюзов идут по всей России.


СТРАЖИ ЗАКОНА И ЖРИЦЫ ФЕМИДЫ


    В январе 1998 г. с ОАО "Северсталь" за участие в забастовке было уволено 19 человек, 131 -лишены производственной премии (и это после категоричных заявлений руководителей ОАО, что в акции протеста приняло участие 5-17 человек). И начались мытарства лидеров свободных профсоюзов по душным помещениям судов и прокуратуры. Более четырех месяцев Череповецкий городской суд отказывался принять у профсоюза, как у представителя истцов, исковые заявления о восстановлении уволенных на работе. Около пяти месяцев длилась переписка свободных профсоюзов с коллегией по гражданским делам Вологодской области. На имя председателя Череповецкого суда пошли письма от Московской хельсинкской группы, от Движения за права человека. Господину Зайцеву предлагали прекратить волокиту и начать рассмотрение дел в суде по восстановлению нарушенных прав участников забастовки. Двое уволенных, уставшие ждать милости суда, отказались от своих исков и устроились на работу на других предприятиях, благо высококвалифицированные специалисты требуются везде. Один из них заявил: "Не хочу работать под руководством воров и прохвостов!"
    В середине мая горнарсуд смилостивился и принял злополучные исковые заявления. В июне начались первые судебные процессы по восстановлению уволенных за участие в забастовке.
    Вначале, возможно в переполохе или по наивности, были восстановлены в прежней должности двое работников комбината, участников акции протеста. Представители комбината, возмущенные таким поворотом дела, метали гром и молнии. Перепуганные жрицы Фемиды постарались побыстрее загладить все недоразумения с ОАО "Северсталь". И народный (?) судья Мещанинова, рассматривающая дела уволенных, начинает открытую игру в одни ворота, разнося почем зря "прогульщиков", посягнувших на получение своего, заработанного, и на спокойствие северсталевского босса. Благодаря таким стараниям суда, рассмотрение дел было затянуто еще на три месяца.
    В это время другая жрица Фемиды, печально известная своим волокитством, народный (?) судья Кузнецова с воодушевлением принимает исковое заявление от ОАО "Северсталь" по защите деловой репутации против председателя свободного профсоюза Е.Виноградовой. В судебном процессе выясняется, что деловая репутация комбината пострадала благодаря злобным выпадам Виноградовой, сообщившей на весь свет, что "Северсталь" бастует. Действительно репутация у руководителей комбината оказалась подмоченной. Ведь "распоясавшаяся профлидерша" поимела наглость сообщить западным партнерам, что на высокорентабельном, с громадной прибылью предприятии месяцами задерживают зарплату рабочих, и, кроме того, еще не выполняют договорные обязательства с трудовым коллективом. Жрица Фемиды быстренько стряпает решение (несмотря на то, что Виноградова на последнем заседании суда не присутствовала из-за болезни), обвинив председателя СП "Металлург" во всех смертных грехах. Бог им судья, нашим независимым судьям. Только вот независимый судья Соколова после вынесения решения об отмене нормативного акта, значительно ухудшающего положение работников ОАО "Северсталь", видимо, получила такую нахлобучку, после которой начинает шарахаться от представителей свободных профсоюзов. А директор по правовым вопросам ОАО "Северсталь" в приватной беседе цинично заявляет лидерам свободного профсоюза, что судья дура и с ней еще разберутся. Возможно, и разобрались. Иначе чем объяснить, что судья Соколова направляет документы для свободного профсоюза не на юридический адрес этой организации, а в бухгалтерию ОАО "Северсталь", а последние судебные процессы по искам свободных профсоюзов ведет, не отрывая глаз от стола, через полминуты после заседания вынося решение - отказать.
    Не менее интересные отношения складываются у свободных профсоюзов с прокуратурой. На все их обращения, в которых указывается на нарушение социально-трудовых прав работников ОАО "Северсталь" и прав профсоюзов с января 1998 г. не получено ни одного вразумительного ответа. Вернее в январе, перед самым уходом, Т.П. Гурняк направляет представление в адрес руководства комбината о недопустимости нарушения прав профсоюза. Тамара Павловна уходит в отставку, и с ней еще несколько перспективных работников прокуратуры. Орган, осуществляющий надзор за исполнением законов, начинает потихоньку атрофироваться. Вологодскую же прокуратуру, с благоговением поглядывающую на подаренные Липухиным часы, свободные профсоюзы, требующие исполнения каких-то законов, и вовсе раздражают.
    Бог с ней, с этой самой прокуратурой, если бы не один интересный факт. В то время, когда свободные профсоюзы просят принять меры к разнуздавшимся руководителям ОАО "Северсталь", прокуратура, ни с того ни с сего, начинает по заказу руководства комбината проверку деятельности злосчастных профорганизаций. Видимо, совсем позабыв, что в соответствии со ст. ст. 21 и 26 ФЗ "О прокуратуре РФ" деятельность профсоюзов не является предметом ее надзора, а Закон о профсоюзах и вовсе запрещает вмешиваться в деятельность профсоюзов органам государственной власти. Начинающий помощник прокурора Журавлев А.С. знакомит представителей руководства "Северстали" с уставными документами профсоюза, а потом и вовсе передает их в надежные руки юристов комбината. Позабыл и о тайне следствия, и о чести своего мундира? А что же в это время прокурор города? В недоумении разводит руками, ссылаясь на нехватку опытных кадров.


ЧЕТЫРЕ ВЛАСТИ ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ


    ОАО "Северсталь" диктует свои законы, и попробуй, поперечь. Обидчиков ее руководители не прощают. Идет вопиющее нарушение прав и свобод человека. А что же исполнительная, законодательная и судебные власти нашего города и области? Заигрывают "власти" перед металлургическим комбинатом, областным кормильцем. Пасуют первые три власти, что уж говорить о четвертой - прессе. О чем могут вещать СМИ, ставшие подразделениями ОАО "Северсталь"? Трудовые отношения и экономика в местном масштабе, где видно каждое рабочее место, каждый работник с его заботами, неустроенностью в нынешней жизни стали запретной темой.
    О какой гражданской позиции журналистов может идти речь? Если местные газеты и все череповецкие телеканалы любовно смакуют каждый шаг "великих людей", их тусовок, различных презентаций. О какой свободе слова можно говорить? Если оплеванные тружениками пера лидеры общественных организаций, вставших в оппозицию сильным мира сего, не могут высказать своего мнения через газеты и каналы телевидения оболгавших их. И пытаются формировать недоучки-журналюги общественное мнение жителей города. Вот только забывают они, что у жителей города, каждый третий из которых напрямую или косвенно связан с комбинатом, есть другие проблемы, например, как прокормить детей и не протянуть самим ноги.
    Печален пример борьбы свободных профсоюзов за права рабочих. Плачевно положение рядового металлурга. Может ли человек терпеть долго такие унижения? В определенный день каждый сделает свой выбор. Если нельзя доказать правоту, найти справедливость с помощью законов, может, люди пойдут по другому пути, поддержат экстремистов, фашистов, для которых для наведения порядка законы не нужны. Бердяев когда-то сказал: "Фашизм - это высшая стадия демократии". Демократией на примитивном уровне мы уже наелись. Может попробовать ее на высшей стадии?

        (с)     Люся ВЕТРОВА, "Спутник - Череповец", № 124 , 1999.

Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100      АРХИВ      ДОМОЙ           СТАТЬИ         ФОТО      ССЫЛКИ